RealNest. Недвижимость в движении! НовостиКомпанияУслугиИнформацияНедвижимость


RSS новости RSS статьи

Опросы

Горячие предложения
База недвижимости
Кредитный калькулятор
Расчет стоимости квартиры

  Проспект с Екатериной Славской. (Часть 10)
Выпуск 21 от 14.04.2004. Тема "История города"


Наталья Рекуненко - журналист

Печатная версия телевизионного проекта (программа выходит на 34 канале:
в субботу - 19:00, повтор: в воскресенье - 10:00)

Проспект с Екатериной Славской.

     Екатеринослав был, как пишет Дмитрий Яворницкий, «всецело творение князя Потёмкина». В 1786 году он представил императрице «Начертании города», где писал:
«Всемилостивейшая государыня, где же инде, как в стране, посвящённой славе вашей, быть городу из великолепных зданий. А потому я предпринял проекты составить, достойные высокому сего града названию».

     Поскольку второй Екатеринослав мыслился уже не просто как губернский центр, а как южная столица Российской империи, то и строения в нём планировались столичного масштаба. 

     В Екатеринославе князь предполагал возвести следующие строения. Несколько православных церквей и среди них главный - «храм великолепный, посвящённый преображению Господню, в знак, что страна сия из степей бесплодных» стараниями императрицы превращена «в обильный вертоград». Суд по образцу древних базилик, в память о полезных указаниях императрицы. «Лавки полукружием», как в афинские пропилеи, «с биржей и театром посредине». Дома «в греческом или римском вкусе» для губернатора, вице-губернатора и дворян, аптеку, суконную и шелковую фабрики и «университет с академией музыкальной».

     Относительно высшего учебного заведения в Екатеринославе Потёмкин хлопотал ещё двумя годами ранее, как только было окончательно принято решение о переносе губернского города на правый берег Днепра. 

     Как уже было сказано, Потёмкин был охочим до наук. Его племянник Энгельгард вспоминал, что светлейший князь «чрезвычайно любил состязаться» в науках; «он держал у себя учёных раввинов, раскольников и всякого звания учёных людей», которых любил призывать к себе и, так сказать, «стравливать». И при этом князь «сам изощрял себя в познаниях».

     Ещё в 1784 году Потёмкин направил Екатерине «прошение» об основании в Екатеринославе высшего учебного заведения. Императрица повелела основать университет и при нём два училища - народное и хирургическое и музыкально-художественную академию. Кроме того, для подготовки юношей к поступлению в университет приказала в Екатеринославском наместничестве и Таврической области открыть народные школы.

     Университет, как и все главные екатеринославские сооружения, планировалось возвести на горе, откуда открывается прекрасный вид на Днепр, на Монастырский и Становой острова. Примерно, в этом районе между больницей Мечникова и Севастопольским парком.
Тратились на будущий Екатеринославский университет, который должен был стать «рассадником просвещения во всём южном крае», безмерно. Было закуплено колоссальное количество строительных материалов, вызваны в Екатеринослав художники, механики и архитекторы из иностранцев. Для простых работ сотнями пригонялись турки, пленённые во время штурма Очакова в 1788 году. 

     До начала строительства рабочие и мастера останавливались в Новом Кодаке. Средства на университет, в котором должны были учиться подданные как России, так и «соседственных народов», императрица изыскивала лично.

     Екатерина Вторая с большим уважением относилась к наукам. С детства Фико, как называли принцессу Ангальд-Цербскую дома, не уставали это повторять, что она некрасива. И она это хорошо усвоила. Но знала Фико и то, что она умна, и «недочёты наружности» она стремилась компенсировать «усиленной разработкой духовных качеств». 

     С молодости у Екатерины было две страсти, которые затем превратились в ежедневные потребности – читать и писать. Она признавалась, что не понимает, как можно провести день, не измарав хотя бы одного листа бумаги.
Оказавшись по воле судьбы в России, желая «стать русской, чтобы русские её любили», Екатерина научилась хорошо говорить и писать по-русски (не без ошибок, но ведь и русские придворные были чудовищно безграмотны). Она вела переписку с европейскими королями, послами и Вольтером. После смерти Екатерины было издано 12 внушительных томов её произведений: от детских сказок и драматических пьес до политических памфлетов и переводов из Плутарха.

     Ещё фундамент не был заложен, а университет уже обзавёлся богатой библиотекой в 1500 томов. Эти книги князь Потёмкин купил за 6000 рублей у архиепископа Славянской и Херсонской епархии Евгения Булгариса. Булгарис начал собирать библиотеку, ещё живя в Европе, и привёз её с собой в Россию. До построения университета в Екатеринославе книги временно были размещены в Кременчуге, в доме самого Потёмкина.

     Не имея стен, екатеринославский университет уже имел не только обширную библиотеку, но и преподавателей. Для обучения студентов в Екатеринослав были приглашены русские профессора и иностранные академики. Все с приличным жалованиям, казённой квартирой и дровами. 

     Пригласили учителей и для музыкально-художественной академии. Её директором должен был стать итальянский композитор Джузеппе Сарти. 

     Князь Потёмкин страстно любил музыку. Однажды он даже чуть не заполучил в качестве дирижёра своего оркестра Моцарта! Самого Вольфганга Амадея Моцарта, которого вся Европа знала как «прекрасного пианиста и одного из лучших германских композиторов», а родная Австрия не ценила. Венский виртуоз готов был покинуть Австрию и приехать в Россию, но смерть помешала ему это сделать.

     И тогда Моцарта заменил Сарти – «если не гений, то во всяком случае талант», пишут историки. 

     Сначала придворный капельмейстер в Копенгагене, затем в Миланском соборе, в 1784-м Джузеппе Сарти был приглашён капельмейстером в Петербург. 

     О нём писали, что он «умел развлекать пресыщенного или мрачно настроенного мецената – Потёмкина – своими скорее оригинальными, чем гармоническими произведениями. Он не творил, но довёл до совершенства род оркестра», модный в то время в России. «Оркестр этот состоял из прямых труб разной длины, смотря по тому, какой тон от них требовался. Каждая издавала только один звук, и музыканты вместо нот имели перед собой бумажки с цифрами, указывающими такт». «Этот странный оркестр исполнял целые симфонии, в которых рулады и восьмушки выполнялись с такой точностью, верностью и увлечением, как на самых лучших скрипках».

     В 1787-м Сарти назначили директором Екатеринославской Академии искусств. Но поскольку преподавать, собственно, было еще негде, Сарти продолжал следовать за Григорием Потёмкиным в качестве дирижера его оркестра. В 1789-м, на взятие Очакова, в походной квартире светлейшего князя была исполнена оратория «Тебе бога хвалим» сочинения Сарти. Трёмстам певчим аккомпанировали «странный» духовой оркестр, несколько оркестров военной музыки, церковные колокола и 10 пушек.

     Екатеринославский университет с академией, как нетрудно догадаться, так и не был построен. После смерти Потёмкина Джузеппе Сарти возвратился в Петербург на место капельмейстера.

     Библиотека, купленная князем у Булгариса и хранившаяся в его кременчугском доме, тоже была перевезена в Петербург. 8 лет хранилась при Святейшем Синоде. А в 1804 году была передана только что открытому Казанскому университету, студенты которого, вероятно, и по сей день черпают знания из книг, собранных Евгением Булгарисом.

Продолжение читайте
в следующих номерах газеты






+380 56 79-000-79
   Объявления
ПРОДАМ КВАРТИРУ В МОСТ-СИТИ С ДИЗАЙНЕРСКИМ РЕМОНТОМ, МЕБЕЛЬЮ И ТЕХНИКОЙ
Аренда торгового помещения, район пересечения ул.Калиновая и Пр.Г.Правды
   Реклама


     © компания "Realest", 2003
     © изготовлено "Matrix Design", 2003
Все права на материалы, размещенные на сайте www.realnest.com.ua, охраняются в соответствии с законодательством Украины. Использование материалов с сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.realnest.com.ua.

Rated by PING Яндекс цитирования Рейтинг-каталог АГЕНТ.com.ua
Время формирования страницы: 0.0767