RealNest. Недвижимость в движении! НовостиКомпанияУслугиИнформацияНедвижимость


RSS новости RSS статьи

Опросы

Горячие предложения
База недвижимости
Кредитный калькулятор
Расчет стоимости квартиры

  ДНЕПРОПЕТРОВСКАЯ ХРОНОЛОГИЯ. Начало начал
Выпуск 140 от 20.09.2006. Тема "История города"

Как мы выяснили в предыдущий раз – проблема летоисчисления Днепропетровска очень сложна и запутанна. Существует не менее 13-ти дат основания мегаполиса, претендующего на статус «не первого, но и не второго» города Украины. Почему же Днепропетровск, всегда умевший решать в свою пользу очень серьезные проблемы, в том числе государственного и мирового уровня, – не может переварить эту «внутреннюю» проблему? В десятках исторических книг, эссе, путеводителей, энциклопедий по-прежнему царит разброд по вопросу происхождения нынешнего мегаполиса. В девяностые годы ХХ века местная пресса называла противоположные даты основания Днепропетровска, в зависимости от провластности или оппозиционности издания. Сейчас страсти чуть-чуть поутихли. Надолго ли? История Днепропетровска часто «делалась» на стыке научного и политико-идеологического факторов. Попробуем отойти от этого правила и спокойно разобраться в особенностях появления города на днепровских берегах.


Проблемы – не исторические, а ментальные

Историки до сих пор не договорились о «едином дне рождения» Днепропетровска по двум причинам. Первая причина – сугубо научная – до сих пор отсутствует детальный анализ возникновения города на рубеже XVIII – XIX веков. Самая известная книга по этой проблеме – «История города Екатеринослава» Дмитрия Яворницкого, написанная… в 1937 г. После нее – широко известный «Город на трех холмах» Михаила Шатрова (1966), десяток путеводителей, несколько красиво изданных очерковых работ за последние пятнадцать лет. А фундаментальной истории пока нет. Пока…

Второй и главной причиной смело можно назвать вмешательство неких политических сил на разных этапах городского развития. Но.. Главные факты конца XVIII – начала XIX веков в жизни Екатеринослава в целом неплохо реконструированы. В той же книге Яворницкого довольно спокойно изложена история и казацких поселений в районе будущего Екатеринослава, и история строительства самого Екатеринослава по проектам Потемкина. Детали, конечно, тоже ценная вещь… Но кто же такой таинственный «вертит» вопросами с датой основания Днепропетровска и с какими целями? В тридцатые годы минувшего столетия сказали бы – «найти и обезвредить». А кого? Ведь конкретных виновных нет. Спору нет, среди историков всегда находились люди, зависимые от интересов конкретных политико-финансовых кругов. Есть они и сейчас.

Тайна зарыта чуть глубже. Проблемы не в самой истории, а в нашем умении воспринимать ее такой, какой она есть. Не нужно искать решения в истории собственных современных проблем. Днепропетровск пытался уходить от Екатеринослава в глубь веков во время потрясений и атмосферы отчаяния, вызванных кризисом и распадом советской системы. Это была неудачная попытка освободиться от «груза имперского прошлого». Справедливо ли выбрасывать на «помойку истории» два с лишним века, когда, собственно и делалась история этого города и этого региона в их современном виде? Есть ли смысл, отказываясь от героизации советского прошлого, идеализировать теперь уже казацкий пласт нашей истории?

Законы Степного Пограничья

Одна из реальных больших проблем Днепропетровска – его интравертность, стремление решать проблемы только своим путем, обдумывая многое в плотно занавешенных кулуарах. Часто мы отказываемся от заимствований, даже когда это выгодно нам самим. То же самое и в научной сфере. Историю Днепропетровска делали в основном на краеведческой парадигме, с акцентом на описание, а не на анализ. Поэтому возникали неизбежные проблемы с объяснением явлений и процессов.

А изобретать велосипед в который раз не нужно. Есть такое мировое понятие «урбанизация» и «урбанизационный процесс». «Urbs» – город по латыни. С древних времен город был центром и двигателем мировой цивилизации. «Urbi et orbi» («Городу и миру») возвещает Папа Римский, обращаясь со своими посланиями. Урбанизация – процесс роста городов и усиление их влияния в мире. А возникают города двумя путями – либо долго и постепенно вырастают из небольшого поселения, либо основываются сверху властной рукой какого-то сильного государства.

Часто бывает и так, как получилось в Днепровском Надпорожье. Лакомый кусочек степного пространства. Здесь издавна пересекались народы и культуры, шедшие с севера на запад, с запада на восток. И каждая сильная культура или претендовавшая на звание таковой, хотела контролировать зону перед Днепровскими порогами. Основывать поселения, как бы сейчас сказали, городского типа. Ключ к контролю над всем степным пространством Причерноморья. Так как надежным эпицентром контроля мог стать только город. В Средневековье город был крепостью, в новое время город постепенно утрачивает военные признаки и превращается в многофункциональный центр – экономика, промышленность, власть, культура, идеология и многое-многое другое. Словом, все базовые сферы человеческой жизнедеятельности.

И во все времена был непреложный закон – культурная конкуренция. Смогла культура выстоять в конкурентной борьбе – и себя сохранила, и следы своего пребывания на земле закрепила. Стала слабеть культура, ушла в прошлое, и города ее разрушились, а на их месте или рядом возводились новые. А если сильным культурам удавалось основать городские центры с мощным потенциалом, то эти города оставались даже с уходом культур, их создавших. Эти города сохранялись и развивались дальше. И новая культура, которая приходила, стремилась взять этот конкретный город и оставить в нем и свои следы. Такие города – устойчивые центры, иногда называют «мировыми». Днепропетровск – именно такой город.

Но как же возник Днепропетровск? Есть такой термин – Пограничье. Не в смысле государственной границы. А в значении территории – пограничной между культурами и цивилизациями. Ближний Восток, Сибирь, «Дикий Запад» Америки, и… Степное Причерноморье и Приднепровье. Жизнь на такой территории очень сложна – гораздо выше напряжение и уровень опасности. И в то же время больше возможностей. С давних времен Нижнее Приднепровье было пограничьем между лесостепью и степью, между оседлым и кочевым образами жизни. А особенно – территория перед порогами и на порогах.

Именно здесь в 972 г. встретил свою смерть киевский князь Святослав. Убил его князь печенегов Куря. Святослав спустился по Днепру в Черное море, успел повоевать в Византии, шел домой отдыхать «от дел ратных», а… убит был на порогах. Из его черепа Куря сделал себе кубок для торжественных церемоний. Такой был обычай у печенегов. Об этом сообщает летопись.

На Пограничье встречаются разные мировоззрения, разные представления о жизни и счастье, разные веры и разные обычаи. Встречаются разные менталитеты – очень модное нынче слово. Отношения народов на Пограничье – это не обязательно война и непреодолимые противоречия. Слишком много здесь непредсказуемых союзов недавних противников, и одновременно разладов среди «самых своих». Это территория, где живут и сосуществуют разные «правды жизни».

Не сразу завязывается городской узел на Пограничье. Бывает и так, что многие культуры основывают свои городские центры. Они конкурируют друг с другом, и из нескольких центров побеждает сильнейший. Это называется «урбанистическая конкуренция». Уже потом какой-то из городов берет инициативу и становится эпицентром городского развития. Так вышло и с Екатеринославом – Днепропетровском.

Екатеринослав был далеко не первым городом перед порогами в приднепровской степи. Это правда. Почти тысячу лет перед переездом сюда «губернатора с канцелярией» здесь шла борьба за виртуальный властный трон, за обладание ключевой территорией – перед, над и за порогами. Боролись славяне и тюрки, земледельцы и кочевники. Сейчас порогов уже нет, их залили воды Днепра в 1932 г., после строительства Днепрогэса. Но законы прежние остались, ибо психология человеческая по сути своей не меняется.

Монастырь, Игрень, Самарь…

В Надпорожье всегда воевали и торговали, и молились Господу. Легенда связывает с нынешним Монастырским островом в центре Днепропетровска основание в IX веке первого очага христианской культуры и светоча просвещения в Приднепровье – византийского монастыря. Историк края XIX в. епископ Феодосий считал, что Апостол Андрей Первозванный, проходя вверх по Днепру, счел это место удобным для проповеди и водрузил здесь крест. Спустя почти тысячу лет место это якобы облюбовали византийские монахи. Построили церковь, обзавелись кельями. Со временем монастырь превратился в место паломничества. Его будто бы почтили своим вниманием и князь Владимир, и княгиня Ольга…

Можно снисходительно относиться к этой красивой легенде, которая пока не получила никаких археологических или документальных подтверждений. Но смеяться над ней ни в коем случае нельзя. В этой красивой истории, как в зеркале, передана культурная специфика Днепровского Надпорожья.

Первый урбанистический центр в районе современного Днепропетровска появился… в ХI веке. На современном Игренском полуострове в устье Самары. Что интересно – это не была традиционная крепость – центр контроля. Здесь шел интенсивный торговый обмен. Город простирался на несколько километров вдоль реки. Археологи считают, что здесь даже жили вместе славяне и кочевники. Вот оно – Степное Пограничье.

Город разрушили монголо-татары и больше не возобновляли. Исследователи выдвигают смелые гипотезы. Владимир Бинкевич и Вадим Камеко в своей книге “Городок старинный запорожский Самарь с перевозом” (2000) выдвинули гипотезу, что оседлая жизнь не прекратилась, и поселение передвинулось выше по Самаре, а потом перешло на правый берег реки. Здесь уже в XVI – XVII веках образовался крупный городской центр – Самарь.

В последнее время полулегендарная Самарь обретает вполне конкретные очертания. Археологи Днепропетровского национального университета, интенсивно раскапывающие Самарь, обнаружили массивную крепость (валы, бастионы, рвы), массу свидетельств экономической деятельности, в том числе товарные пломбы.

Что же было дальше? Линия урбанизационных процессов на левом берегу Днепра постепенно исчерпала себя. В XVIII веке Самарь называли Самарским ретраншементом, к концу века это было уже село. В 1776г. неподалеку от Самари российская имперская администрация основала первый собственный губернский центр, первый Екатеринослав Кильченский, как оказалось ненадолго. Чтобы затем перенести его в 1784 г. на правый берег Днепра.

Два Кодака и два Екатеринослава – кто кого?!

Что же происходило несколько столетий на правом берегу Днепра перед порогами? Считается, что после нашествия монголо-татар легендарный монастырь был разрушен, однако оседлая жизнь не прекратилась. Епископ Феодосий пишет, что православная жизнь теплилась даже в пещерах. В XVI в. в жизнь края вошел новый мощный культурный феномен – запорожское казачество. К концу века за порогами образовалась Сечь. А перед порогами? Точных сведений нет, но можно утверждать, что уже в первой половине XVII в. здесь снова оседает постоянное население. Сведений о городских центрах нет, так как для этого не было еще внутренних предпосылок.

Зато есть предпосылки внешние. Мощные государства – соседи – начали активно проникать на земли Степного Приднепровья. Инициативу захватила Речь Посполитая – объединение Польши и Литвы с 1569 г. Польско-литовское государство проводило собственные проекты колонизации. Казаки, к XVII веку начавшие оформляться в отдельную этнокультурную группу, активно сопротивлялись этому.

В 1635 г. польское правительство руками украинских же крестьян и казаков и по проекту француза Гийома де Боплана возвело крепость Кодак, над первым порогом – Кодацким. Кодак ждала впереди не очень долгая – семьдесят лет – однако бурная история. Первый раз казаки взяли его… через месяц после строительства. Это сделал отряд атамана Ивана Сулимы. Сулима за это поплатился головой и был казнен в Варшаве. Казаки не приняли польско-католический форпост Кодак, пытались не один раз взять его, и в 1648 г. эти намерения увенчались успехом. С тех пор до 1709 г. Кодак превратился в главный опорный пункт уже казацкой колонизации. Здесь «сидело» войско, хранили запасы продовольствия. А в 1709 г. Кодак разрушили по приказу Петра I в наказание за действия гетмана Мазепы. Кодак разорили, как и саму Сечь. С тех пор он пытался подняться, но был обречен. В конце XVIII в. это село с населением до тысячи человек. Сейчас село Старые Кодаки в окрестностях Днепропетровска посещают туристы – осматривают остатки той самой крепости – сохранившуюся часть валов с обелиском.

Новый Кодак возник примерно в 20-ти километрах выше Старого Кодака по течению Днепра. Точная дата его основания не известна; называют обычно 1650 год. За полтора столетия Новый Кодак обрел набор городских признаков и стал центром паланки (области) Войска Запорожского. Здесь располагались органы управления, мощная крепость, несколько церквей. К началу строительства Екатеринослава в Новом Кодаке ежегодно собирались 5 ярмарок.

Во второй половине XVIII века жизнь края стремительно изменилась, чтобы еще больше преобразиться в следующем, XIX веке. Российская империя подчинила себе пространства Северного Причерноморья, начала активно их заселять и осваивать, параллельно ликвидировав в 1775 г. Запорожскую Сечь и введя деления на губернии и наместничества.

России нужен был мощный городской центр в Приднепровье, который стал бы центром управления и колонизационного процесса. Ни один из имевшихся старых центров для этой роли не подходил. Функции и масштабы города – проводника новой государственной политики – задавало имперское правительство. Оно - то и решило – строить совершенно новый город, что называется, «с нуля».

Что из этого получилось – довольно хорошо известно. В первый раз Екатеринослав появляется на исторической арене в 1776 г. Город начал развиваться на кильченско-самарских болотах. Почти десять лет понадобилось имперским властям, чтобы признать свою ошибку. Екатерина II 22 января 1784 г. своим указом назначила «губернскому городу под названием Екатеринослав быть по лутчей удобности на правой стороне реки Днепра у Кайдака». Официально город заложили 9 (22) мая 1787 г. лично Екатерина II и участники ее южного путешествия. Город основали на месте казацкой слободы Половицы. На месте мазаных хат и на пустынном холме спешно принялись прокладывать участки под будущую застройку, а населению слободы разрешили идти «куда оне похотят». Население разбежалось по окрестным селам, а в Екатеринослав интенсивно прибывали «новые люди».

Битвы гигантов не получилось

Несколько фраз из официальных документов, где в качестве ориентира для строительства Екатеринослава упоминается Новый Кодак, порождают соблазн отождествить Новый Кодак и правобережный Екатеринослав на раннем этапе развития. Но ведь общеизвестно, что Екатеринослав, как и в первый раз, решили закладывать с нуля, теперь уже на труднодоступной гранитной горе. В этом была гордыня империи. В конце концов империя создала таки свой собственный город – Екатеринослав. Одновременно величественный и противоречивый. Регулярная планировка с широким проспектом поначалу соседствовала со свиньями и курами и навозом на улицах. То, что не продумал Потемкин, продумала сама жизнь. С середины XIX века канавы засыпали, проложили бульвары, кур и свиней с главных улиц прогнали, и эти картины остались только в городских анекдотах, да в сборниках мемуаров. Потом уже была эра металлургических заводов.

А что стало с Новым Кодаком? Какой была «урбанистическая конкуренция» в этом случае? Конкуренции не было. Хоть и мал был поначалу Екатеринослав, но за ним стояла мощь имперской машины. Ярмарки из Нового Кодака перевели в стоявший ниже на 7 – 8 километров по течению Днепра Екатеринослав. Окончательная точка в истории Нового Кодака как городского центра поставлена 3 июля 1795 г. Екатерина II издала указ – «смежное местечко» Новые Кайдаки присоединить к Екатеринославу. В следующем, XIX столетии, Новый Кодак превратился в село, и только в 1900 – 1910-х гг. стал западным районом Екатеринослава. Сейчас это поселок Кайдаки в Ленинском районе (детальнее о Новом Кодаке см. очерки в нашей газете от 23 и 30 марта 2005 г.).

Предыдущие городские центры в Надпорожье по разным причинам прекратили свое существование. Екатеринославу тоже не всегда везло. Первые сто лет, практически лишенный финансовой поддержки со стороны государства, город трудно становился на ноги. Однако дальнейшую конкуренцию в целом выдержал, состоялся как крупный узловой центр регионального значения, а во времена Советского Союза (под новым именем Днепропетровск) развил и закрепил свой статус и параметры развития. На рубеже ХХ и XXI веков город постиг новый кризис, из которого он, кажется, постепенно, выбирается…

Проблема происхождения Днепропетровска, как видим, гораздо глубже, чем оказавшиеся на поверхности 13 одномоментных «дат основания». Это вопрос о «начале начал», о базовых факторах, из которых возник и состоялся Днепропетровск – город на перекрестке культурных и геополитических контактов. В последние двадцать лет часто пытались решить этот вопрос довольно просто – связать историю Екатеринослава и многих предыдущих поселений в одну картину. В результате, механически объединяя разные урбанистические потоки XVII – XVIII веков, связали новый «гордиев узел» из мифов и противоречий. Разрубить этот узел невозможно, его приходится искусно разматывать. В следующем очерке проследим, что же все-таки происходило с днепропетровской хронологией во второй половине ХХ века. Как взаимодействовали между собой история и политика? Что из этого получилось в итоге, и что теперь с этим делать? Как говорится, куда пришли и к чему теперь идем?

Максим КАВУН
Окончание в следующем номере






+380 56 79-000-79
   Объявления
3 комнатная квартира в нагорном р-не, с автономным отоплением
Продажа. Магазин крупного формата. Г.Днепродзержинск, центральный район.
   Реклама


     © компания "Realest", 2003
     © изготовлено "Matrix Design", 2003
Все права на материалы, размещенные на сайте www.realnest.com.ua, охраняются в соответствии с законодательством Украины. Использование материалов с сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.realnest.com.ua.

Rated by PING Яндекс цитирования Рейтинг-каталог АГЕНТ.com.ua
Время формирования страницы: 0.0609