RealNest. Недвижимость в движении! НовостиКомпанияУслугиИнформацияНедвижимость


RSS новости RSS статьи

Опросы

Горячие предложения
База недвижимости
Кредитный калькулятор
Расчет стоимости квартиры

  Григорий Петровский. КРАСНОЕ И ЧЕРНОЕ. Часть 2. (Город и люди)
Выпуск 127 от 14.06.2006. Тема "История города"

Многие иностранцы и даже некоторые «свои» граждане думают, что вторая часть названия города Днепропетровска дана в честь Петра I. Изрядно подзабыта сейчас фигура старого большевика, «всеукраинского старосты» Григория Ивановича Петровского, именем которого и назвали в 1926 г. Екатеринослав. Официальный лоск пропаганды советской эпохи скрывает массу противоречивых подробностей. Политическая биография Григория Ивановича Петровского свидетельствует о том, что он имел собственное политическое лицо, пользовался большим авторитетом в Екатеринославе и во всем Советском Союзе. И уже потом стал жертвой системы, в становлении которой активно участвовал сам.


«Обмен любезностями». Г.И. Петровский вручает орден Ленина М.И. Калинину. 1935 г.

У истоков большого террора

Деятельность Петровского в 1917 – 1919гг., наверное, самый запутанный период в его биографии. Внешне – впечатляющий калейдоскоп ответственных заданий и должностей. Справочники прошлых лет приводят и такую формулировку: «участвовал в разработке организационной структуры органов Советской власти». В чем же заключалось это участие?

30 ноября 1917 г. Петровский стал народным комиссаром внутренних дел Российской республики. На этой должности он пробыл до марта 1919 г. Петровский, которого современники довольно часто называли «мягкотелым», стоял у истоков политики «красного террора». Впрочем, ничего удивительного здесь нет. Идейный большевик, неплохой хозяйственник и пламенный трибун, Петровский идеально отвечал требованию момента для проведения жесткого революционного курса. Всемогущий «железный Феликс» Дзержинский на первых порах подчинялся Петровскому. Затем у них испортились отношения и Дзержинский «помог» соратнику отправиться на Украину.

В жизнь страны начали прочно входить такие аббревиатуры, как нарком – народный комиссар (прототип министра) и ВЧК – Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. С последней структуры начинались знаменитые НКВД и КГБ.

5 сентября 1918 г., после убийства начальника Петроградской ЧК Моисея Урицкого и покушения на Ленина, Совет Народных Комиссаров РСФСР пpинял декpет о «кpасном теppоpе». Этот документ подтверждал право ВЧК применять высшую меру без суда и следствия. Цитата: «При данной ситуации обеспечение тыла путем террора является прямой необходимостью; для усиления деятельности ВЧК надо направить туда возможно большее число ответственных партийных товарищей; необходимо обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях; подлежат расстрелу все лица, прикосновенные к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам; необходимо публиковать имена всех расстрелянных, а также основания применения к ним этой меры». Документ этот подписали нарком внутренних дел Григорий Петровский, нарком юстиции Дмитрий Курский и управляющий делами Совнаркома Владимир Бонч-Бруевич. На самом деле декрет был принят по ходатайству и после доклада главы ВЧК Дзержинского. Но подписи под ним стоят вполне определенные, а значит, определена и ответственность.

«Всеукраинский староста»

В 1919 г. на III Всеукраинском Съезде Советов Петровского избрали формальным лидером украинского советского государства. Тогда этот пост назывался «Председатель Всеукраинского Центрального исполнительного комитета (ВУЦИК)». В народе эту должность ласково называли «всеукраинский староста». На деле же в государстве, где все рычаги управления сосредоточились в руках единственной большевистской партии, этот пост являлся декоративным.

Г.И. Петровский никогда не шел вразрез с «политикой партии и правительства». Но он обладал определенными полномочиями. Старался удовлетворять важные общественные запросы. Скажем, в 1923 г. создали общество «Долой неграмотность», которое Петровский сам и возглавил. Уже в 1920-х гг. количество неграмотных сократилось с 76 до 43% взрослого населения. А в 1930-е годы неграмотность была практически полностью ликвидирована. «Всеукраинский староста» Петровский, как и «всероссийский староста» Михаил Калинин, очень много путешествовал по стране, «разъясняя политику партии и правительства».

Формально Петровский обязан был санкционировать все основное, что происходило в республике, начиная со строительства промышленных гигантов, и заканчивая принудительной коллективизацией, вызвавшей затем небывалый голод. Однако в проведении репрессивной политики Петровский никогда не усердствовал.

Никита Хрущев пишет в своих «Воспоминаниях» так. Уже после пика репрессий (1937), в 1938 г., лидера коммунистов Украины Станислава Косиора сняли с должности и назначили вместо него Никиту Хрущева. Сталин решил, что Косиор «не справляется со своим делом». Т.е. не раскручивает маховик репрессий в полном объеме. «Григорий Иванович Петровский очень переживал все события на Украине, но вел себя по-стариковски пассивно, хотя был тогда еще не таким уж старым». Еще одна цитата Хрущева: «Григорий Иванович Петровский морально чувствовал себя в то время на Украине очень плохо… Приближалось 60-летие Григория Ивановича. Но о нем сложилось мнение, что он нетвердо стоит на позициях генеральной линии партии, поэтому к нему было отношение настороженное, да и у меня была такая настороженность. Шла она от Сталина».

Старого большевика Сталин отправил… в Музей революции

«Настороженность» вождя народов обычно сулила большие неприятности виновнику. В 1938 г. Петровского отправили в отставку с должности номинального «президента» Советской Украины. Его назначили на техническую должность «заместителя Председателя Президиума Верховного Совета СССР». Ликвидировать физически его не стали – все-таки возраст и авторитет. Сталин нашел старому большевику «подходящее» место работы – через год, в 1939 г., Петровский стал… заместителем директора по административно-хозяйственной части Музея революции в Москве.

Никита Хрущев пишет: «Позднее Сталин сообщил, что Григория Ивановича отзывают в Москву. Проводы были не такими, какие нужны были бы согласно положению. Формальные состоялись проводы. Мне потом рассказывали чекисты, что он всю дорогу очень волновался, особенно подъезжая к Москве, — видимо, ожидал ареста. А это могло случиться. Сталин все мог тогда сделать! Выдвинули мы теперь других людей».
Во время почетной ссылки Петровский довольно долгое время жил в печально знаменитом «доме на набережной». Это здание в самом центре Москвы с видом на Кремль было специально построено как «элитный жилой комплекс» сталинской эпохи. Здесь жили главные вершители судеб страны 1930 – 1950-х гг. Только квартиры очень часто меняли своих владельцев. Во время «великих чисток» старых хозяев забирали, и целые подъезды здания заселяли новые «временщики». Есть на стене «дома на набережной» мемориальная доска и в честь Г.И. Петровского, сообщающая, что он жил здесь с 1942 по 1950 гг.

Григорий Иванович больше место своей работы не менял никогда. Только стал заместителем директора Музея революции еще и по научной части. В апреле 1953 г., через месяц после смерти Сталина, правительство СССР вдруг вспомнило о Петровском. Его наградили очередным орденом Трудового Красного Знамени (таким же орденом, да еще и орденами Ленина и Красного Знамени его уже награждали, но еще до опалы). Это была довольно скромная последняя награда, поздно нашедшая своего героя.

Личная трагедия Григория Петровского

Маховик репрессий, раскрученный в середине тридцатых годов, больно ударил и по самому «всеукраинскому старосте». Предоставим слово тому же Н.С. Хрущеву: «К тому времени (1938 г. – М.К.) у Григория Ивановича сложилось в семье очень тяжелое положение: его сына арестовали. Я знал его сына. Он командовал московской Пролетарской дивизией. Когда я работал в Москве, то выезжал на праздник этой дивизии в летние лагеря. Леонид Петровский считался тогда хорошим командиром. Зять Григория Ивановича (сын Коцюбинского) был арестован и расстрелян. Дочь Петровского (жена Коцюбинского) жила у Григория Ивановича. Можно себе представить, какая обстановка сложилась в его семье, какое было самочувствие у Григория Ивановича и какое отношение к нему: сын сидит в тюрьме, зять расстрелян».

Старший сын – Петр – участник штурма Зимнего дворца в 1917 г., редактор газеты «Ленинградская правда». В 1938 г. арестован, в 1941 г. расстрелян.

Младший сын Леонид (генерал-лейтенант, служивший в Красной Армии с самого ее основания в 1918 г.) был уволен из армии, исключен из партии. Когда пик репрессий прошел, ему удалось восстановиться и даже стать генерал-лейтенантом. Вскоре он погиб в начале Великой Отечественной войны на Западном фронте.

Зять – Юрий Коцюбинский – был сыном знаменитого украинского писателя Михаила Коцюбинского, но, как говорится, это ему не помогло. Когда-то, в 1918 г. он командовал войсками всей Советской Украины, а с 1934 г. занимал посты председателя Госплана и заместителя председателя правительства – Совнаркома УССР. В 1937 г. его расстреляли.

Петровский не сдавался и забрасывал просьбами о реабилитации своих родственников своих бывших коллег, оставшихся в первом эшелоне власти. В Государственном архиве Российской Федерации сохранился такой документ: «Председателю Президиума Верховного Совета Союза ССР К.Е. Ворошилову.

Повторяю свою просьбу.

В начале Отечественной войны я просил Председателя Совета Министров СССР И.В. Сталина амнистировать сына моего Петровского П.Г. и зятя Загера С.Д. (муж дочери – М.К.). Первый обвинялся в правом уклоне, второй в троцкизме. Они заслуживали наказания. Но оба не были контрреволюционерами.

На войне они доказали бы свою преданность партии и родине – СССР. Ответа не последовало.

В свете тяжелых дел Берия и Ежова, которые могли усугубить вину Петровского и Загера, прошу Вас, Председатель Президиума Верховного Совета СССР, амнистировать Петровского П.Г. и Загера С.Д.

Жены и дети их живут у меня.

О принятом решении прошу уведомить. Г. Петровский. 30 сентября 1953 г.». (Радио Свобода, http://SvobodaNews.ru, эфир 26.10.2001). «Политические обвинения» с родственников Г.И. Петровского сняли только в 1950-х гг.

Петровский и Калинин – братья по несчастью?

Биография «всеукраинского старосты» Петровского очень похожа на биографию «всероссийского старосты» Калинина. И тот, и другой были профессиональными революционерами, убежденными сторонниками большевистской партии. Это сначала. Потом, уже в процессе борьбы за власть, они остались в “первом эшелоне”, но были удобно использованы сильнейшим – Сталиным. Лидер выбрал для них функцию «зиц-президентов» Российской и Украинской социалистических республик. Они были нужны вождю, до тех пор пока не начинали проявлять излишнюю самостоятельность. Даже внешне Петровский и Калинин были похожи и упорно продолжали носить «ленинскую» бородку. Петровскому повезло меньше, Калинину – больше. Тот пробыл в должности номинального советского Президента почти до самой смерти в 1947 г. Однако за полгода до кончины Сталин отправил Калинина в отставку. Почему? На этот вопрос до сих пор тоже нет убедительного ответа.

Коллегу Петровского Михаила Ивановича Калинина в годы перестройки основательно полили грязью, объявив одним из главных действующих лиц сталинского террора. Петровскому на этом фоне относительно повезло. Его почти «не трогали». Может быть, потому, что он сам потом пострадал от системы. Зато Калинину не довелось пережить такого падения с политического Олимпа.

Даешь «Днепропетровск»! Кто против? Товарищ Петровский!

В 1920 – 1930-е гг. была такая мода, ставшая традицией – переименовывать города и исторические районы, заводы, улицы, парки в честь живых людей – лидеров государства. Увековечивали таким образом и личность Григория Петровского.

Еще в 1922 г. металлургический Брянский завод в Екатеринославе, где начинал когда-то работать «всеукраинский староста», стал «Петровкой». В июле 1926 г. на заседании III окружного съезда Советов приняли решение ходатайствовать перед центральным правительством о переименовании всего города и станции Екатеринослав в Днепропетровск. Заседание проходило в Зимнем театре (теперь – театр русской драмы им. Горького). Петровский присутствовал на том заседании. По свидетельству одного из очевидцев, он будто бы встал и сказал: «Не могли придумать городу другое название, спросили бы у меня, я бы вам подсказал – этому городу очень подошло бы название – Красноднепровск» (Днепр Вечерний. – 1988. – 2 февр.). Этим подтверждается, что Петровский не любил лесть и преувеличения собственных заслуг. А как это сильно отличалось от нравов тогдашней элиты!

Еще одна показательная история того времени. Киевский район Демиевка удостоился названия Сталинка, район Шулявка стал Раковкой (в честь Христиана Раковского – главы первого советского правительства Украины). В честь «всеукраинского старосты» переименовали целый знаменитый исторический Подол и железнодорожную станцию. Позже все районы Киева, в том числе и Подол, вернули себе древние имена, а название «Петровка» сохранилось только за железнодорожной станцией. Через некоторое время так же назвали ближайшую станцию метро и расположенный возле нее столичный книжный рынок. Фигура Петровского, что там ни говори, прочно закрепилась в городской топонимике.

Предсмертный визит в любимый город

Почти двадцать лет бывший «всеукраинский староста» находился в опале, в почетной ссылке. В 1956 г. Хрущев выступил со знаменитым докладом, в котором разоблачил «культ личности Сталина». Начался долгий реабилитационный процесс. Уже основательно подзабытый Петровский получил, наконец, новый стимул к деятельности. Впервые за много лет он навестил «свой» город на Днепре. До опалы, в тридцатых годах, он приезжал сюда чуть ли не каждый год и открывал какие-то важные объекты (например, в 1936 г. детскую железную дорогу).

В мае 1957 г. Петровский уже ничего не открывал. Он просто откликнулся на приглашение посетить завод своего имени, отмечавший тогда свое 70-летие. Выступил во Дворце Ильича, пришел на свой завод, ходил по цехам, разговаривал с рабочими. В местной партийной школе поделился с воспоминаниями о В.И. Ленине. Познакомился с экспозицией исторического музея имени Д.И. Яворницкого.

Сохранилась интересная фотография, где престарелый Петровский произносит речь, а рядом сидит молодой Владимир Щербицкий – будущий лидер Украины. А в центре – модель скульптуры Богдана Хмельницкого с булавой. Такое себе «собрание вождей».

Конец пятидесятых годов ХХ века. Хрущевская «оттепель». Сталинская эпоха медленно уходила в прошлое со всеми ее действующими лицами. Даже внешне Петровский смотрелся уже довольно экзотично – с его бородкой. Такие модно было носить в 1920 – 1930-е гг. по ленинскому образцу. Такие были у Ленина, Троцкого, Бухарина, давно сошедших в могилу. Меньше чем через год, 9 января 1958 г., Григорий Иванович Петровский тихо умер в Москве. Он не дожил несколько дней до своего восьмидесятилетия. Урну с его прахом захоронили в Кремлевской стене – самом почетном некрополе СССР.

После смерти Петровского в Кайдаках, в доме, где он жил и занимался подпольной деятельностью до революции, открыли мемориальный музей. В 1977 г. в его честь назвали Привокзальную площадь. А годом раньше перед железнодорожным вокзалом поставили памятник. Правда, стоит он спиной к приезжающим, и гости города часто принимают Петровского за… Ленина.

Такова краткая биография человека, в честь которого в 1926 г. назван Екатеринослав. Согласно велению эпохи, в его жизни тесно переплелись темные и светлые стороны. «Всеукраинский староста» до конца так и не вписался в тот режим, что был построен и его собственными руками. Г.И. Петровский пережил «великие чистки» тридцатых годов. Цена сохранения жизни оказалась слишком высокой: смерть детей, падение с государственного Олимпа и многолетнее существование как бы в полузабытье. Не «в ногу с эпохой», а параллельно с новыми временами нашей истории. Петровский все-таки успел услышать доклад Хрущева, увидеть качественный поворот в политике государства и умер двумя годами позже. Личность Петровского трудно назвать успешной, скорее трагичной. Это был, безусловно, талантливый менеджер, убежденный сторонник социалистической идеи, прошедший ссылки и тюрьмы, но и он не выдержал испытания тоталитарным режимом. Фамилия Петровского – вторая часть в «сложном имени» города – как символ советской эпохи, в которую, собственно, и состоялся нынешний Днепропетровск.

Максим КАВУН






+380 56 79-000-79
   Объявления
Автономная промышленная база с Ж/Д ВЕТКОЙ!!!!!!!
Загородный дом в коттеджном поселке Барвита. Типовой проект “КРОКУС” Общая площадь 386,4 кв.м
   Реклама


     © компания "Realest", 2003
     © изготовлено "Matrix Design", 2003
Все права на материалы, размещенные на сайте www.realnest.com.ua, охраняются в соответствии с законодательством Украины. Использование материалов с сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.realnest.com.ua.

Rated by PING Яндекс цитирования Рейтинг-каталог АГЕНТ.com.ua
Время формирования страницы: 0.0622