RealNest. Недвижимость в движении! НовостиКомпанияУслугиИнформацияНедвижимость


RSS новости RSS статьи

Опросы

Горячие предложения
База недвижимости
Кредитный калькулятор
Расчет стоимости квартиры

  Днепропетровск: философия успеха. Архетипы Днепровского мегаполиса.
Выпуск 114 от 08.03.2006. Тема "История города"

«Днепропетровский клан», «Город чугуна и стали», «Космическая столица»… Особая роль Днепропетровска в истории Российской империи, Советского Союза и независимой Украины волнует историков, политологов, культурологов и журналистов уже не одно десятилетие. Секреты устойчивого роста и влияния города на Днепре, его политических и бизнес-структур пока еще «полуоткрыты» для любопытных. Попробуем и мы всмотреться в то, что скрывается за фасадом, и проникнуть в эту «тайну за семью печатями».

На каком фундаменте построен успех Днепропетровска? Каковы архетипы, заложенные при основании города, находящиеся на поверхности и надежно скрытые от глаз посторонних, продолжающие эффективно действовать в разные эпохи, даже если мы этого не видим и не чувствуем? Архетип – праформа, прототип – первоначальная форма для последующих образований, первоначальная форма чего-либо (слова, организма и др.).

Центр влияния и проводник интересов. Город – «камертон» колонизационного процесса

На мой взгляд, успех Днепропетровска является результатом комплексного взаимодействия многих составляющих. Это и удачные географически-климатические особенности местности, и узловое расположение в геополитической системе координат XVIII – XX вв., и социально-демографические факторы, но больше всего – роль гигантского государства в рождении и становлении города, в поддержании его руководящей роли для большого региона. Екатеринослав – Днепропетровск возник как центр контроля и управления колонизационными процессами на обширной территории Степного Причерноморья. Город формировался «с нуля», по заранее созданному проекту. Даже когда новый город встречался «лицом к лицу» с остатками прежних этапов колонизационных процессов, будь-то слобода Половица или казацкий город Новый Кодак, он подчинял их себе, и пытался более-менее успешно «переформатировать» их для своих потребностей. А потребности города в целом всегда определяла государственная машина. От «северной столицы» - Петербурга Екатеринослав, «южную столицу», отличает то, что на строительство не были «кинуты» огромные средства, и проходило формирование города не так интенсивно. Имперское государство, основавшее город, довольно долго (около столетия) думало, что с ним делать. Четко фиксируется такая тенденция – этапы активной колонизации Южной Украины XVIII – XX вв. прямо пропорциональны периодам интенсивного развития Днепропетровска и его дальнейшего возвышения среди городских поселений Юга Украины. И наоборот, периоды стагнации в общем колонизационном процессе сочетаются с этапами стагнации самого Екатеринослава – Днепропетровска.

География и геополитика: Днепровско-Самарский узел. Город на гранитной горе

Днепропетровск заложен в уникальном месте. Географически это Днепропетровско-Самарский узел в Надпорожье. Днепр, до этого текущий в юго-восточном направлении, вдруг круто поворачивает к юго-западу, почти перпендикулярно. Таких поворотов больше нет на всем протяжении реки. Геологические причины: повернуть реке мешает Украинский кристаллический щит – те самые граниты, которые любой желающий может лицезреть в парке Шевченко и на Монастырском острове. Это те граниты, которые не дают возможности интенсивно строить в Днепропетровске метро, так, что строителям приходится проходить в год несколько сотен метров. Вообще-то, саму идею метро в Днепропетровске многие считают неосуществимой. Имеется в виду разветвленная сеть метро-линий, а не наши 6 станций, которые якобы являются самым маленьким метро в мире.

Днепропетровск стоит на гранитной шапке, покрытой сверху суглинками. Это своеобразный природный форпост посреди степного ландшафта. Так и город закладывался как эпицентр культурно-идеологического, политического и экономического влияния в окружающем степном регионе.

Вызовы и ответы: идеи развития, преодоления препятствий и пути к успеху

Идея «вызова и ответа» изначально заложена в самом проекте Екатеринослава. Потемкин своим замыслом возвести город на труднодоступной горе бросил вызов природным силам и силам человеческим. Трудно строился Петербург на болотах, трудно строился Екатеринослав на гранитной горе. Очень важно, что в процессе формирования Екатеринослава эта идея не была отброшена и первичная композиция города все же реализовалась на местности. Развитие правобережного Днепровского Екатеринослава по модели: торжественный акт закладки города на горе (1787) – схождение «в низину», на место Половицы (первая половина XIX в.) – и снова «восхождение на гору» (конец XIX – начало XX вв.) – является своеобразным градостроительным подвигом. Можно задать риторический вопрос: во имя чего? Ведь можно было «сидеть в низине», на месте Половицы, не «лезть» на гору и «спокойно» развиваться, без надрывов и надломов. Нельзя. Потому, что если бы Екатеринослав, основанный «сверху» и «наверху», согласился бы со своим новым местом «внизу», это было бы колоссальным психологическим поражением для всего стратегического развития города в целом. Рядом были только гранитные холмы, и городу все равно пришлось бы целое столетие взбираться на них, чтобы выбраться из низины, и занять, наконец, господствующее положение над окружающей местностью. Если выразиться философски, город, рожденный властвовать, не мог и не хотел прозябать. Зато, когда город нашел в себе силы целое столетие бороться за существование, и не просто за существование, а за то, чтобы, развиваясь, сохранить первоначальные масштабные идеи, опередившие свое время, за это упорство его вознаградила природа. Уже в середине XIX в., когда в целом реализовались генеральные планы Екатеринослава с классической регулярной сеткой улиц и осью широкого главного проспекта, когда была проведена реконструкция центра при губернаторе Фабре и насажен знаменитый бульвар, тогда стало ясно, что усилия поколений екатеринославцев были не напрасны, и город уже состоялся как таковой. Эти жертвы были сполна вознаграждены. В конце XIX в., вдруг, почти мистически, обратили внимание на месторождения полезных ископаемых в Донецко-Криворожском регионе, известные еще с конца XIX в., и начали их промышленную разработку. Так сошлись в одном месте – Екатеринославе – геополитическая система координат, заданная имперской колонизацией конца XVIII в. (ось «Север – Юг»), и новая экономическая система координат, связанная с разработкой ископаемых Донецко-Криворожского бассейна и промышленным бумом конца XIX – начала ХХ в. (ось «Запад – Восток»). Екатеринослав, преодолев себя в смысле культурном и утвердившись в своем самосознании как центр не провинциального, а общегосударственного значения, в конце XIX в. окончательно врос в местную систему хозяйственно-экономических связей и стал универсальным городским центром, способным брать на себя различные функции и адекватно отвечать на различные последующие исторические «вызовы». С этого момента Екатеринослав – Днепропетровск эффективно вписывается в любые государственные системы и политические режимы.

Почему не удается построить разветвленную сеть метро в Днепропетровске?

Как мне кажется, эпопея со строительством днепропетровского метро напоминает эпопею с «восхождением на гору». Только теперь это «вхождение в недры гранитной горы». Крайняя восточная точка Украинского кристаллического щита посреди бескрайних днепровских степей… Гранитный фундамент города символизирует собой кристаллизацию, «твердость» городского организма в противовес степному менталитету. Екатеринослав окончательно поднялся на гору в конце XIX в. и закрепился на ней. Теперь же он решил внедриться в свой гранитный фундамент, разрушая при этом часть гранитной породы. Может, это сама природа города сопротивляется «вгрызанию» в породу, поскольку это разрушает часть городского фундамента? Снова конфликт между природой, человеком и его порождением – городом. Мистика? На мой взгляд, это очередной вызов городу от природы как ответ на вызов, сделанный городом самой природе. Справится ли современный Днепропетровск с этой проблемой? Думаю, он решит эту проблему, как решал многие проблемы и раньше.

Стержневые структуры влияния: от двора «вице-короля» Потемкина до «днепропетровского клана» («кланов») конца XX века

С самого начала существования города его стержневой основой стала власть. Власть административная, экономическая, культурная, идеологическая. Начиналось все с губернаторов и городских голов. Но уже тогда проявила себя своеобразная тенденция. Эффективность действий назначенного губернатора зависела от того, насколько гармонично он будет взаимодействовать с избранными местными органами самоуправления. Город – центр имперской власти – был почти столетие брошен имперской властью на произвол судьбы. Внутренняя инициатива подъема города во второй половине ХIX в. выросла уже «изнутри» Екатеринослава. Городская Дума преимущественно из купцов, и городские головы, большей частью из тех же купцов, бомбардировали центральное правительство разного рода петициями, прошениями, жалобами – привести город в «надлежащий» вид. Главные церкви – Успенская и Троицкая, мост через Днепр, почтовая станция – построены по инициативе и на средства местных купцов. Город, вынужденный много десятилетий «выживать», сформировал и особые механизмы власти управления. Эти механизмы синтетически сочетают фактор «местной инициативы» и «внешний фактор» – адекватное восприятие «решений сверху» и технологии влияния на само принятие таких решений. Днепропетровские механизмы довольно жестки (кто-то скажет, тоталитарны, авторитарны), часто скрыты под формой, но это своеобразный, оригинальный сплав внешних и внутренних факторов. Для «днепропетровского» стиля управления характерны корпоративность, «командная игра», жесткие отношения господства и подчинения. И в то же время то, что раньше называли «идейная твердость», но без «твердолобости», а наоборот, какая-то особая мобильность, при сохранении базовых мировоззренческих основ.

Начиналось все с Григория Потемкина, который реализовывал свой «проект региона» в конце XVIII века «под себя», в соответствии со своим видением. Идеи были его «столичные» (цветущее Причерноморье, крупные города с массой разных функций, развитое сельское хозяйство, хлебная торговля – то, что сейчас называют «устойчивое региональное развитие»), исполнителей же он подыскивал здесь «в регионе». Потемкина западные историки называют «вице-королем Юга», который имел некое подобие своего «двора» (первооснова «днепропетровского клана»?). А столицей он избрал Екатеринослав. Потемкинский дворец сейчас стоит в парке над Днепром. В период индустриального бума, когда регион называли «Новой Америкой», сюда прибывала масса инициативных людей, как сейчас бы сказали, «пассионарного типа», и они активно вливались в общий процесс городского и регионального развития. В советское время из этого сплава «пассионарных» людей с разными характерами и культурами, но с общим стремлением к успеху, под влиянием партии и государственной машины сформировалась правящая региональная элита. Она оказалась способной взять на себя бразды правления советским государством в период «послесталинских раздумий», которые в сочетании с экспериментами Хрущева грозили перерасти в деформацию основ государства. В брежневское время окончательно стабилизируется особая, «не только региональная» роль Днепропетровска. В эпоху независимой Украины «днепропетровский клан» определяет всю политическую историю девяностых годов. К слову, сам этот термин не очень точен, и не отражает весь спектр днепропетровских властных механизмов. Но, что бы там ни было, «эпоха Кучмы» была эпохой относительно стабильного развития. Сейчас «днепропетровская элита» пребывает в перманентном кризисе, сохраняя, правда, устойчивый контроль над региональной сферой. Насколько устойчивы «днепропетровские технологии управления»? Время покажет.

Из колонии в метрополию: самодостаточный мегаполис – «не первый, но и не второй…»

Для Днепропетровска не характерно понятие «сепаратизм» и «сепаратистское» движение, несмотря на ярко выраженный индивидуальный «южно-столичный» образ мышления. Почему? Самодостаточный гигантский городской центр с богатыми традициями и устойчивой городской идентичностью может позволить себе «роскошь» стабильно развиваться при любом режиме. Днепропетровск умеет «находить общий язык» и «налаживать диалог» с разными государственно-политическими векторами,ы и нет стремления постоянно «отделяться» от чего-либо и «присоединяться» к чему-либо. Иначе можно просто-напросто потерять себя. Город, смотрящий в будущее, стоит, так сказать, над всеми этими «сиюминутными» вещами, думая, прежде всего о том, как реализовать свою миссию и свои задачи в разных условиях. Для Днепропетровска важней всего содержание, направление и цель действий, а не форма. Это и есть то, что можно назвать «позитивным консерватизмом».

Екатеринослав когда-то основали по типу имперских колониальных центров в подчиненных территориях. Чиновник и писатель Андрей Фадеев писал о Екатеринославе второй четверти XIX в., что он был похож на «голландскую колонию» – несколько гладко расчерченных улиц на ровной приднепровской территории, малоэтажные домики. Но только колония это была непростая, а с осознанием себя «столицей вице-королевства», т.е. региональная метрополия, мировой центр второго порядка. Это было гораздо больше, нежели просто губернский город. Именно тогда закладывался екатеринославско – днепропетровский менталитет В процессе развития Екатеринослав вошел в активный контакт с окружающей территорией, прирастал местным богатством и сумел найти гармонический способ взаимоотношений с окружающим миром. Когда Днепропетровск во второй половине ХХ века превращался в мегаструктуру – мегаполис, параллельно развиваясь как мировой центр космического машиностроения – уже тогда он окончательно утвердился как самодостаточный «мировой город». Город, основанный когда-то по мировым стандартам эпохи Просвещения, потом развивавшийся по своей индивидуальной траектории («южная столица Империи», «секретный» центр мирового значения за «железным занавесом»). Наконец, после окончания холодной войны, «оковы» упали, закрытый город открылся, довольно быстро пережил кризис девяностых годов ХХ века, и сейчас демонстрирует намерение адекватно вписываться в мировые глобализационные стандарты. Потому адекватно, потому что Днепропетровск даже в его нынешнем, постсоветском виде – в состоянии жить «по мировому времени».

***

«Оранжевая революция», при всей своей противоречивости, стала завершением постсоветской эпохи и начала принципиально новый этап в жизни народа и государства. Как будет жить Днепропетровск в новых условиях? И каковы рецепты не только «выживания», но и «успеха» такого города, как Днепропетровск, в новую эпоху? Для того, чтобы разобраться в этом, нужно проследить всю историю «днепропетровского успеха» (в которой тоже были и взлеты, и падения) и, прежде всего, историю «днепропетровской элиты». Впереди – рассказы о городе и его знаковых фигурах – от Потемкина до Кучмы и Пинчука, Лазаренко и Тимошенко. Что эти люди сделали конкретно для Екатеринослава – Днепропетровска, для региона и страны в целом? Какими вошли в историю? Читайте в следующих номерах.

Максим КАВУН






+380 56 79-000-79
   Объявления
Уникальное торговое помещение, Проспект Кирова, 8
Квартира в ЖК Кипарисный. S = 80 кв.м
   Реклама


     © компания "Realest", 2003
     © изготовлено "Matrix Design", 2003
Все права на материалы, размещенные на сайте www.realnest.com.ua, охраняются в соответствии с законодательством Украины. Использование материалов с сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.realnest.com.ua.

Rated by PING Яндекс цитирования Рейтинг-каталог АГЕНТ.com.ua
Время формирования страницы: 0.0823