RealNest. Недвижимость в движении! НовостиКомпанияУслугиИнформацияНедвижимость


RSS новости RSS статьи

Опросы

Горячие предложения
База недвижимости
Кредитный калькулятор
Расчет стоимости квартиры

  Гостиничный бизнес в Екатеринославе.
Выпуск 59 от 02.02.2005. Тема "История города"

Гостиницы - лицо любого города. От того, как принимают в них "своего" или иностранного гостя, зависит, какой образ местности отложится в его сознании. По уровню гостиничного сервиса судят о степени "цивилизованности" принимающей стороны. А что знаем мы о екатеринославских гостиницах ХІХ - начала ХХ веков? Источников сохранилось немного, но достаточно для того, чтобы представить картину развития города, его постепенного благоустройства.


Гостиница "Европейская" (здание пере-
строено, угол пр. К. Маркса и ул. Ю. Словацкого)

Информации о постоялых дворах и заведениях гостиничного типа в Екатеринославе конца XVIII - первой половины XIX веков почти не сохранилось. Отрывочные сведения косвенного характера встречаются в "Екатеринославском юбилейном листке", в ряде мемуаров лиц, связанных с городом.

Тема эта не стала предметом самостоятельного исследования. Сформировавшийся в историографии образ Екатеринослава как глубокого захолустья, города, несколько десятилетий ютившегося под обширной горой, тонувшего в безвылазной грязи, где главные городские улицы служили для выпаса скота - такая картина подразумевает отсутствие элементов "гостиничного сервиса". Так оно, в сущности, и было. Мы не имеем достоверных сведений ни о внешнем виде первых екатеринославских гостиниц, ни об уровне сервиса в них. Однако ценным источником для нас могут служить записки современников и исторические аналогии.

Столица Российской империи - Петербург - служил для всех провинциальных городов эталоном, образцом для подражания. Начало гостиничному хозяйству в Петербурге в 18 в. положили постоялые дворы и трактиры, предоставлявшие проезжим пищу и ночлег. С развитием торговли появились гостиные дворы, при которых останавливались купцы. Одной из первых в Петербурге стала гостиница "Большая гостиница Париж", основанная в 1804 г. по Малой Морской ул. В 19 веке стали появляться маленькие и относительно недорогие гостиницы, так называемые меблированные комнаты. Большинство гостиниц размещалось в центре города. В 1894 г. в Петербурге было 40 гостиниц и 209 адресов меблированных комнат. Гостиницы в большинстве своем носили звучные названия типа "Европейская", "Астория" и т.п. Эти же тенденции получили свое воплощение и в массе провинциальных городов, одним их которых, к сожалению, долгие десятилетия оставался Екатеринослав.

Интересные сведения о состоянии гостиничного хозяйства можно почерпнуть из мемуаров французского путешественника маркиза де Кюстина "Россия в 1839 году", получивших в свое время скандальную известность. Книга Кюстина вот уже более полутора сотен лет считается одним из самых информативных, и в то же время самых субъективных источников. Кюстин "открыл" для Запада николаевскую Россию. Вот как описывает французский гость пребывание в одной из лучших гостиниц Санкт-Петербурга - столицы империи. "Приехав в отель Кулона, я встретил здесь хозяина, огрубевшего, перерожденного француза. Его гостиница была в это время переполнена народом в виду предстоящих придворных торжеств по случаю бракосочетания великой княжны Марии, и он, казалось, далеко не рад был новому гостю. Это сказалось в том, как мало он уделил мне внимания. После бесконечного хождения взад и вперед и долгих переговоров мне отвели все-таки какое-то душное помещение на 2-м этаже, состоящее из прихожей, кабинета и спальной. Нигде на окнах не было ни портьер, ни штор, ни жалюзи, и это - при солнце, которое здесь теперь в течение чуть ли не 22-х часов в сутки не сходит с горизонта и косые лучи которого достигают отдаленнейших углов комнаты. Воздух комнаты был насыщен каким-то странным запахом гипса, извести и пыли, смешанным с запахом мускуса.

Усталость после испытаний минувшей ночи и утра и всех мытарств, перенесенных в таможне, победила мое любопытство. Вместо того чтобы тотчас же отправиться, по своему обыкновению, побродить наугад по улицам незнакомого города, я бросился, не раздеваясь, в плаще, на широкую, обитую темно-зеленой кожей софу, занимавшую почти целиком одну стену комнаты, и мгновенно крепко уснул, но... лишь на три минуты. Я проснулся с лихорадочной дрожью, и что же увидел я, бросив взгляд на свой плащ: маленькое темное пятнышко, но... живое. Называя вещи своими именами, я должен сказать, что был покрыт клопами, которые с радостью на меня набросились. Россия в этом отношении, видно, нисколько не уступает Испании, но там, на юге, освобождаешься от этих врагов и исцеляешься на воздухе, здесь же остаешься с ними постоянно взаперти, и война становится тем более кровавой. Я сбросил с себя все платье и стал бегать по комнате, крича о помощи. Какое ужасное предзнаменование для ночи, думал я и продолжал кричать во все горло. Появился русский гарсон, и я постарался растолковать ему, что хочу говорить с его хозяином. Тот долго заставил ждать себя; наконец он явился, и, когда я объяснил ему причину своего ужасного состояния, он расхохотался и тотчас же удалился, сказав мне, что я к этому скоро привыкну, так как в Петербурге без клопов я помещения не найду. Он посоветовал мне лишь никогда не садиться в России на канапе, так как на них часто спят слуги, которые постоянно имеют на себе легионы насекомых. Он успокоил меня также и тем, что клопы не тронут меня, если я буду держаться подальше от мягкой мебели, которую они никогда не покидают.


Угол современных улиц Ширшова и Центральной
в 1870 г. В центре - предположительно,
здание постоялого двора купца Тихова.

Гостиницы в Петербурге похожи на караван-сараи. Как только вы в них устроились, вы предоставлены исключительно самому себе, и если у вас нет своего лакея, вы останетесь без всяких услуг. Мой слуга, не зная русского языка, не мог быть мне полезен. Более того, он становился мне в тягость, так как я должен был заботиться и о нем. Но все же, благодаря своей итальянской сметливости, он вскоре нашел выход из создавшегося положения: в одном из темных коридоров этой каменной пустыни, которая называлась "отель Кулона", он разыскал какого-то искавшего службы лакея, говорившего по-немецки и хорошо отрекомендованного хозяином гостиницы. Я его тотчас же нанял, рассказал ему о своей беде, и ловкий немец сейчас же притащил мне русскую железную кровать. Я ее немедленно купил, положил на нее новый, набитый свежим сеном матрац и, подставив под каждую ножку кровати чашку с водой, поместил ее посреди комнаты, которую очистил от всей находившейся в ней мебели. Обезопасив себя таким образом на ночь, я вновь оделся и, в сопровождении своего нового слуги, оставил этот "великолепный" отель, походивший по внешности на дворец, а внутри оказавшийся позолоченной, обитой бархатом и шелком конюшней". Само собой разумеющимся такой сервис считался в Петербурге, и, конечно, что уж говорить о неудавшейся третьей столице Империи - Екатеринославе.

Сохранились несколько странных свидетельств современников - например о том, как знаменитый Потемкинский дворец, вернее, его развалины, служили в 1810 - 1820-х годах постоялым двором для учащихся местной духовной семинарии.

Старожил, воспитанник местной гимназии, Николай Рындовский, вспоминал в 1887 году: "Когда я приехал в Екатеринослав, в 1826 году… бывший дворец князя Потемкина… и три небольших каменных дома [по нынешней ул. Ворошилова - М.К.] представляли одне стены с отлично сохранившеюся на них, особенно на доме князя Потемкина, штукатуркою, без крыш, потолков, полов и балок. Дворец князя Потемкина в этом состоянии, а равно и сад при нем, - который ничем не был огражден и никем не оберегался и не охранялся, - служил для многих лиц духовного ведомства безплатным постоялым двором: обыкновенно лица эти, приезжая в Екатеринослав к 15-му июля за детьми своими, обучавшимися в семинарии и духовном училище, чтобы взять их на вакации домой, останавливались в развалинах дворца Потемкина, въезжали с лошадьми и повозками в поросшие густым и высоким бурьяном залу и смежные комнаты и там находили для себя удобный и безплатный приют, а лошади их безвозбранно паслись в саду".

Екатеринославские историки В.А. Беднов, а вслед за ним и Д.И. Яворницкий, приводят следующую историю, относящуюся к 1827 году. Казначей архиерейского дома (находился на горе, недалеко от дворца), иеромонах Иосиф доносил екатеринославскому архиепископу Феофилу, что "он услышал как-то близ дома покойного князя Потемкина необыкновенный шум и отправился туда. Едва он стал приближаться, как вдруг бывшие близ землянки, стоявшей около того дома, люди, по внешнему виду духовного звания, прибывшие по своим делам в Екатеринослав и остановившиеся с повозками своими под помянутым домом, бросились бежать. На месте же остались три женщины, которые заявили, что они вместе с одной старушкой живут в той землянке и занимаются продажей разного рода съестных припасов". Архиепископ Феофил обвинил консисторию, которая "допустила своего рода ставленническую ярмарку с ежедневным базаром и с подозрительными торговками. В пустом доме духовные завели вертеп". "Приезжая по разным своим делам в город, они вместо пристойных в городе квартир крыются, яко враны в нырища, в руинах княжеского дома. Сегодня же подать список духовных и запретить".

Такой вот "гостиничный бизнес" в Екатеринославе 20-х годов девятнадцатого века…


Реклама гостиницы "Москва" (1887г.)

Видимо с крайне низким уровнем сервиса и невозможностью предоставления услуг "представительского класса" связан и тот факт, что влиятельные лица Империи, при посещении ими Екатеринослава, предпочитали останавливаться на квартирах местной знати. Подходящих гостиниц, скорее всего, не было. Так, пребывая в декабре 1792 г. в Екатеринославе, полководец Александр Васильевич Суворов останавливался в доме вице-губернатора Корбе; свита его находилась в доме самого екатеринославского наместника Василия Коховского, о чем последний и упоминает в своей переписке. Также сохранились сведения, что во время своего приезда в Екатеринослав в 1845 году, император Николай І проживал в доме доктора Нейласси (район пересечения просп. Карла Маркса и ул. Ворошилова).

В отношении уровня гостиничного дела Екатеринослав заметно контрастировал не только со столицей Империи, но и с реальной южной столицей - Одессой. Поскольку Одесса выросла и состоялась как мультикультурный центр, то дела с приемом гостей (в первую очередь, иностранных) там обстояли гораздо лучше. Содержателями гостиниц являлись, в основном, иностранные подданные. Так, в 1820-х гг. лучшей гостиницей в Одессе считался "Hotel du Nord", основанный генуэзским корабельным магнатом Вензано; в 1828 г. именно здесь располагалась свита императора Николая І. Итальянцы основали гостиницу "Hotel du Club", гостиница эта предлагала приезжим горячие ванны. С 1830-х гг. самой фешенебельной в Одессе считалась гостиница "Санкт-Петербург", располагавшаяся возле памятника герцогу Ришелье с прекрасным видом на море и знаменитую Потемкинскую лестницу. Владельцем отеля был грек, который владел французским и итальянским языками. При этом один английский путешественник вполне в духе маркиза де Кюстина высказывал недовольство условиями в гостинице "Hotel de la Nouvelle Russie", который он назвал "ужасным местом" и откуда он съехал как раз в "Санкт-Петербург". Другой приезжий, Гоммер де Гелль, свидетельствовал, что в "Nouvelle Russie" взимали 8 рублей в день без постельного белья - очень высокую сумму. Там не было звонков для вызова обслуги, а часто и самой обслуги. Приезжих также поражало и то, что в одесских гостиницах, кроме основной платы, приходилось платить еще и рубль за простыни. Кроме того, "сеньоры" вынуждены были часто привозить свои матрацы.

Уже много десятилетий среди пушкинистов и екатеринославских-днепропетровских краеведов остается без определенного ответа вопрос: где жил А.С. Пушкин во время своего вынужденного пребывания в Екатеринославе весной 1820 года? Поскольку в бумагах Пушкина не сохранилось никаких прямых указаний, часть считает, что он жил в городе, другая часть - что поэт снимал хату или отдельную комнату в предместье Мандрыковке. Не вдаваясь в суть этой дискуссии, отметим, что в "Екатеринославском юбилейном листке" 1887 г. опубликовано такое предание: "Известно, что в 20-х годах настоящего столетия, по случаю болезни, прожил в Екатеринославе от 2 до 3 недель знаменитый поэт А.С. Пушкин. Рассказывают, что он останавливался в доме Тихова (Матвея?), который содержал едва ли не лучший в то время постоялый двор. Дом этот теперь переделан и находится во владении Я.М. Михайличенко. На дверях дома, говорят, было даже написано Пушкиным какое-то четверостишие. Не может-ли кто сообщить "Листку" более подробные сведения об этом предмете?". Более детальной информации о том, что из себя представлял этот постоялый двор, тогда, к сожалению, не нашлось. Возможно, предприимчивый владелец дома мог сам инициировать появление такого предания, или Пушкин не жил постоянно здесь, а только посещал это здание и действительно оставил там напоминание о себе. Все эти вопросы, скорей всего, так и останутся без ответа. (Отметим только, что версия о проживании Пушкина в доме Тихова в советское время стала официальной, а на четырехэтажном доме в стиле "сталинский ампир" по ул. Ширшова, 4, на месте дома Тихова, установлена мемориальная доска (сейчас в здании - офис компании "Оптима", доска отреставрирована).

Максим Кавун

Продолжение следует ...






+380 56 79-000-79
   Объявления
Продажа квартиры ЖК АМСТЕРДАМ
Загородный дом в коттеджном поселке Барвита. Типовой проект “КРОКУС” Общая площадь 386,4 кв.м
   Реклама


     © компания "Realest", 2003
     © изготовлено "Matrix Design", 2003
Все права на материалы, размещенные на сайте www.realnest.com.ua, охраняются в соответствии с законодательством Украины. Использование материалов с сайта разрешается при условии ссылки (для интернет-изданий - гиперссылки) на www.realnest.com.ua.

Rated by PING Яндекс цитирования Рейтинг-каталог АГЕНТ.com.ua
Время формирования страницы: 0.0824